Мои школьные учителя - участники Великой Отечественной войны

Творчество поисковиков и неравнодушных. Стихи, песни, проза и просто мысли о поиске, жизни, войне.

Мои школьные учителя - участники Великой Отечественной войны

Сообщение Константин Стрельбицкий »

Уважаемые коллеги, сам я – 1966 года рождения – принадлежу к тому поколению, которое не просто помнит живых ветеранов Великой Отечественной войны, приходивших на школьные праздники, но и училось у них, тогда – школьных учителей. Мне самому удалось застать уже самый конец их педагогической деятельности.
Так, когда в 1981 – 1983 годах я учился в старших классах столичной 734-й школы, моими учителями были сразу два ветерана Великой Отечественной – математик (учитель алгебры и геометрии) Фёдор Фёдорович Глейзер и военрук (учитель начальной военной подготовки) Юрий Дмитриевич Божков.
О них и пойдёт ниже речь в этой теме нашего Форума.
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Аватар пользователя
Константин Стрельбицкий
 
Сообщений: 1291
Откуда: Москва
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.

Re: Мои школьные учителя - участники Великой Отечественной в

Сообщение Константин Стрельбицкий »

Уважаемые коллеги, два с половиной года назад, 8 мая 2018 года, накануне очередной годовщины Великой Победы, на официальном Интернет-сайте моей бывшей школы, вот здесь - https://cog734.mskobr.ru/edu-news/793 - появилась следующая «Новость»:
«Давайте вспомним накануне 9 мая ветеранов войны, которые работали в 734 школе, были в числе создателей этой школы. Всегда будем благодарны им за то, что именно они смогли объединить первый коллектив педагогов- профессионалов, положить начало нашим любимым традициям, смогли создать такую атмосферу, где гражданская позиция является определяющей в жизни школы. Они выбрали девизом школы слова горьковского Данко: «Что сделаю я для людей!» ».

Вот, что там было написано про двух моих учителей:

«Глейзер Фёдор Фёдорович- фронтовик, учитель математики, работал в школе в 1970-1985г. Федор Федорович был воплощением справедливости для педагогов и детей. Никогда не повышая голоса, умел вести уроки в форме диалога, разговора, награждал конфеткой за оригинальный ответ, проявлял терпение, уважение к любому ученику. Создал первый в школе кабинет математики. Уже был в почтенном возрасте, но с удовольствием выезжал в летние лагеря. Ученики с большим уважением и доверием относились к Федору Федоровичу, а он был строгим и требовательным.

[img width=543 height=800]https://i.ibb.co/L6SXv4y/image.jpg[/img]

Из воспоминаний выпускника школы 1982 года Либинзона Михаила:
«Федор Федорович, в первую очередь, старался быть справедливым. Мы росли, взрослели, и ему иногда становилось с нами очень сложно. Мы не были похожи на школьников 50-х и 60- х годов.
Но его всегда спасала доброта, он нас по-настоящему любил, переживал за нас. Многие правила жизни от Федора Федоровича мы запомнили лучше и крепче, чем правила математики. Хотя и математику он объяснял очень доходчиво, с яркими наглядными примерами.
Высокий, худой, очень нежный и ранимый человек. Мы не всегда это чувствовали в свои школьные годы. Наш выпуск 1982-го года должен был стать последним классом, где Федор Федорович был классным руководителем. Он сам нам несколько раз с большой теплотой и печалью говорил: «Деточки, (он часто нас называл деточками) вы у меня последние». Но чувство долга и ситуация с преподавателями на тот момент привели к тому, что на следующий год он взял маленьких, 4-й класс и повел их, насколько хватило сил.
Он не любил говорить о себе, но несколько раз упомянул о войне, о том, как математика помогла ему правильно рассчитать данные для артиллерии. Очень бережно относился к супруге, хотя почти стеснялся это демонстрировать».

«Федору Федоровичу Глейзеру, моему КЛАССНОМУ (во всех смыслах) руководителю и Учителю математики.
Уважаемый Федор Федорович!
Сколько раз после окончания школы я благодарила Вас за то Время, которое Вы подарили мне и моим одноклассникам.
Сейчас, по прошествии 36 лет (я выпускница 1982 года), я осознаю ту важнейшую роль, которую Вы сыграли в моей жизни – как преподаватель и как Личность с Большой Буквы.
«Есть две науки, определяющие направленность жизни человека – математика и воспитание» - это изречение, приписываемое Пифагору, я услышала на эскалаторе метрополитена в 1999 году».
Федор Федорович, вселив в меня безграничную любовь к первой, не обошел и второй – он все усилия прилагал, чтобы вырастить из нас «гармоничных», как говорят сейчас и «достойных», как мыслил он, предъявляя серьезные требования не только к предмету, но и к своим ученикам.
Когда в 9-м классе он временно не был с нами, моя жизнь вместо плюсового баланса резко прибрела отрицательный – его отсутствие было для меня самым тяжелым моральным испытанием – и дело не в том, что другой педагог был менее грамотен – отнюдь, в нашей школе был такой педагогический коллектив, который уверенно можно назвать «педагогической элитой».
Федор Федорович был и строг, и требователен и честен, но была в нем одна удивительная черта – он верил в нас! Он верил и доверял нам, хотя в те времена он казался достаточно жестким. Он давал не только знания, он формировал в нас нравственный стержень и умение нести ответственность за любое содеянное.
Он был больше, чем великолепный математик (в заочной школе МГУ у меня была единственная пятерка по данному предмету), он был Наставник. Я говорю так не потому, что он меня как-то выделял среди других – может, у него и были любимчики – все ведь живые люди, но я никогда не чувствовала себя обделенной – ни его вниманием, ни его отношением – критичным, но очень точным, как и его наука. Он говорил моей маме, что я – анархистка, и эта моя черта, которую он так точно вычислил, помогла мне не только сориентироваться в социуме, но и извлекать, впоследствии, выгоду их моего характерологического диагноза.
Наш классный кабинет был моим любимым местообитанием, и честно говоря, тем жизненным пространством, которое напоминало Рай – РАЙ, СОЗДАННЫЙ ПРОИСТЕКАЮЩЕЙ ИЗ ФЕДОРА ФЕДОРОВИЧА ЛЮБОВЬЮ – ЛЮБОВЬЮ К ЖИЗНИ.
Ведь он – фронтовик, прошедший ад войны и имеющий тяжелую контузию, он делал все для жизни – для нашей будущей жизни.
Прошло много времени, но мне сложно сказать ПОМНЮ, ЕСЛИ НЕ ЗАБЫВАЛА.
Я И СЕЙЧАС ГОРЖУСЬ ТЕМ, ЧТО У МЕНЯ БЫЛ ТАКОЙ УЧИТЕЛЬ, ОБЛАДАЮЩИЙ АВТОРИТЕТОМ МАСТЕРА – ЭТАЛОННЫМ АВТОРИТЕТОМ. И говорю просто и открыто – Федор Федорович, я Вас люблю, ведь, если бы не Вы….
С уважением, Коротченко Светлана».

«
[img width=565 height=800]https://i.ibb.co/7S2c82W/image.jpg[/img]

Божков Юрий Дмитриевич – преподавал историю и начальную военную подготовку, фронтовик, на фронте получил контузию, стал инвалидом. Много сделал для того, чтобы современные школьники как можно больше узнали о Великой Отечественной Войне, поэтому своими руками создал первый в школе музей Боевой славы. Все экспонаты этого музея были подлинными, часто старшеклассники привозили их из походов по Крыму. Под его руководством вся школа строила в подвале настоящий тир, тогда это было разрешено и востребовано. В тире проводились практические занятия».

Про Фёдора Фёдоровича Глейзера вспоминал предшествовавший моему 12-й выпуск нашей школы, 1982 года. И оба вспоминавших спутали то, что написали о нём, с Юрием Дмитриевичем Божковым – ибо «о том, как математика помогла ему правильно рассчитать данные для артиллерии», мог вспоминать именно второй, да и «имеющий тяжелую контузию» - это тоже наш военрук.
О их службе в годы Великой Отечественной войны по доступным мне данным я расскажу ниже.
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Аватар пользователя
Константин Стрельбицкий
 
Сообщений: 1291
Откуда: Москва
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.

Re: Мои школьные учителя - участники Великой Отечественной в

Сообщение Константин Стрельбицкий »

Уважаемые коллеги, мой будущий школьный учитель алгебры и геометрии Фёдор Фёдорович Глейзер родился в 1920 году и по достижении призывного возраста был призван в 1939-м на действительную срочную службу в Красную Армию тогдашним Шпиковским районным военным комиссариатом Винницкой области УССР.
Значительную часть своей воинской службы он провёл в частях Управления связи Главного Управления Внутренних Войск НКВД, с самого момента его создания в январе 1943 года. Уже 16 апреля 1944 года бывший писарь Оперативной группы Управления Правительственной Связи войск Донского фронта Фёдор Глейзер будет награждён медалью «За оборону Сталинграда» (удостоверение № Л-07747).
К этому времени старший сержант Фёдор Глейзер уже служил в ином качестве – шофёром – и в другой воинской части – в 260-м отдельном Ордена Красной Звезды батальоне Правительственной связи НКВД, приданном войскам 3-й Ударной армии 2-го Прибалтийского, затем – 1-го Белорусского фронта.
О том, как он служил, мы читаем в одном из наградных листов на него следующее:

[img width=600 height=304]https://i.ibb.co/Lkyz985/image.jpg[/img]

«Машина «Интернационал» », которую водил Фёдор Глейзер – это армейский грузовик «International M-5H-6», поставлявшийся из США в СССР в рамках ленд-лиза:

[img width=600 height=400]https://i.ibb.co/Nm0YhqM/image.jpg[/img]

На фото – машина этого типа в экспозиции подмосковного музею техники Вадима Задорожного.

Служа водителем, старший сержант Фёдор Глейзер стал кавалером ещё 3 медалей:
в 05.1945 - «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»,
16.08.1945 - «За отвагу»,
В 11.1945 - «За взятие Берлина» (удостоверение № А-043930).
Переведённый после окончания войны по службе в 204-й фронтовой запасный стрелковый полк Прибалтийского военного округа, дислоцированный в городе Митава (Елгава) Латвийской ССР, он там и закончит свою 7-летнюю военную службу. 30 августа 1946 года старший сержант запаса Фёдор Глейзер станет на воинский учёт в Сталинском районном военном комиссариате города Москвы и поселится в районе Измайлово на востоке советской столицы.
Здесь он в дальнейшем, после окончания педагогического института станет работать учителем математики. В 1970 году он придёт в только что открытую новую, 734-ю школу, где проработает полтора десятилетия – до мая 1985 года, когда как фронтовик-ветеран будет награждён орденом Великой Отечественной войны 2-й степени, после чего уйдёт на заслуженный отдых.
В то время я нёс свою срочную службу в Советской Армии, вернувшись из которой осенью следующего, 1986 года, уже не застал Фёдора Фёдоровича Глейзера в нашей школе. Не было его там уже и на традиционной зимней встрече выпускников того же года, куда я случайно попал, оказавшись как раз в это время в Москве в краткосрочном увольнении, когда мой самолёт базировался на подмосковном аэродроме Остафьево. Так что последний, как оказалось, раз я видел Фёдора Фёдоровича Глейзера на нашем выпускном вечере 25 июня 1983 года.
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Аватар пользователя
Константин Стрельбицкий
 
Сообщений: 1291
Откуда: Москва
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.

Re: Мои школьные учителя - участники Великой Отечественной в

Сообщение Константин Стрельбицкий »

Уважаемые коллеги, мой будущий школьный учитель начальной военной подготовки Юрий Дмитриевич Божков родился 20 июля 1926 года в городе Одессе в семье краскома командира разведки артиллерийского дивизиона Дмитрия Георгиевича Божкова (24.05.1904 - 27.02.1959), ставшего впоследствии генерал-майором артиллерии Советской Армии. Божковы были по своему происхождению болгарами, в роду которых старшие сыновья поочерёдно назывались только двумя именами – «Дмитрий» и «Георгий». Когда именно Георгий Дмитриевич Божков стал Юрием Дмитриевичем – мне точно неизвестно (думаю, что после полёта в космос Юрия Гагарина в 1961 году), но во время моей учёбы в 734-й школе в 1981 – 1983 годах он повсюду именовался и писался официально уже только этим, «неродовым» именем.
К тому времени, когда подошёл его призыв в Красную Армию, Георгий Божков проживал в доме № 28 по Краснопрудной улице (сохранился до настоящего времени)

[img width=600 height=337]https://i.ibb.co/tsrtM3m/28.jpg[/img]

и работал на Московском ордена Ленина металлургическом заводе «Серп и Молот». Призванный 17 ноября 1943 года, ещё в 17-летнем возрасте Железнодорожным районным военным комиссариатом города Москвы, он будет направлен им на Сборный пересыльный пункт Московского горвоенкомата, находившийся так недалеко от его дома, на Стромынке. Отсюда 19-го числа он в составе большой – в 209 человек – призывной воинской команды № 12 убудет в подмосковный Ногинск, в тамошнюю Школу Артиллерийской инструментальной разведки. Закончив которую, Георгий Божков получит назначение на Карельский фронт, где будет служить в артиллерийской разведке 471-го пушечного артиллерийского Печенгского Краснознамённого ордена Александра Невского полка 14-й армии фронта, участвуя в его составе в боевых действиях на Ухтинском и Печенгском направлениях. После окончания боевых действий на Крайнем Севере полк тот будет переформирован в 203-ю армейскую пушечную артиллерийскую Свирско-Печенгскую Краснознамённую орденов Суворова 3-й степени и Александра Невского бригаду, и служа уже в ней старший сержант Георгий Божков будет награждён 16 марта 1945 года медалью «За оборону Советского Заполярья» (удостоверение № А-045219). Впоследствии его грудь украсят ещё 3 медали - «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «За победу над Японией» - в июне 1945-го вместе со своей частью он убудет на Дальний Восток, чтобы принять участие в завершающих боях Второй Мировой войны. После окончания боевых действий молодой артиллерист будет направлен в одно из военных училищ, окончив которое, получит назначение сначала в 6-й запасный артиллерийский полк, а затем – в 325-й гаубичный, где в звании лейтенанта станет командиром полкового взвода разведки. Однако полученная на войне контузия будет давать знать, и 15 апреля 1948 года лейтенанта Георгия Божкова комиссуют на «гражданку».

Изображение
Фото Георгия Дмитриевича Божкова с его Учётно-послужной карточки офицера, хранящейся ныне в ЦА МО РФ в Подольске.

Закончив истфак педагогического института, он станет учителем истории и в 1970 году он придёт в только что открытую новую, 734-ю школу. Проблемы со здоровьем и полученная инвалидность (с сохранением за ним права на продолжение работы) приведёт к тому, что он сменит школьный кабинет истории на кабинет НВП, в каком качестве я и познакомлюсь с ним в сентябре 1981 года.
Несмотря на свои частые недомогания и большие пропуски занятий по болезни, школьный военрук Юрий Дмитриевич Божков сделает за наши 9-й и 10-й классы всё, чтобы ребята-старшеклассники оказались бы подготовлены к предстоящей им службе в армии, и чтобы мы знали историю Великой Отечественной войны, что называется, «из первых рук».
Будучи его любимым учеником (если не во всей «параллели», то уж в нашем «Бэ» классе точно), я нередко бывал у него дома на Благуше, сам проживая где-то на его полпути до школы.

[img width=600 height=366]https://i.ibb.co/rkygrPQ/40.jpg[/img]

На этой фотографии дома № 40 по Щербаковской улицы, на его внутреннем торце хорошо видны окна квартиры Божковых. Именно в ней в конце ноября 1984 года, за несколько дней до своего ухода в армию я в последний раз видел своего школьного военрука Юрия (Георгия) Дмитриевича Божкова.
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Аватар пользователя
Константин Стрельбицкий
 
Сообщений: 1291
Откуда: Москва
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.


Вернуться в ПРИВАЛ

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron