Погибли в осеннем небе 1939-го...

Модератор: Илья Геннадьевич Прокофьев

Погибли в осеннем небе 1939-го...

Сообщение Константин Стрельбицкий » 08 янв 2021, 23:14

2010 – 2021 © К.Б.Стрельбицкий
(Москва, Российская Федерация)

ПОГИБЛИ В ОСЕННЕМ НЕБЕ 1939-ГО…

…В то время, как на Дальнем Востоке догорал очередной советско-японский военный конфликт (именовавшийся воюющими сторонами «Халхин-Гол» и «Номон-хан» соответственно), в Европе 1 сентября 1939 года началась уже самая настоящая, правда пока ещё локальная, война. Начавшись в тот день нападением Германии и союзной ей Словакии на Польшу, она к вечеру 3 сентября, с выступлением на стороне последней двух «западных демократий» – Великобритании и Франции – переросла уже в новую Мировую войну…
…Советский Союз, неподалеку от западных границ которого разворачивались боевые действия, никак не мог оставаться безучастным и непричастным к этой – пусть даже фактически всё ещё локальной европейской – войне. Последовавшие за 17-м сентября события осени 1939 года на территории Западной Белоруссии и Западной Украины до сих пор называют по-разному – от «Освободительного похода Красной Армии» до «Советско-польской войны 1939 года», в то время, как с военно-исторической точки наиболее верным их названием является такое определение, как «Польская кампания Красной Армии 1939 года». Не вдаваясь здесь, однако, в политические и методологические споры, отметим, что у этих военных событий, как бы их не называть, имелся и свой авиационный аспект. История участия в них ВВС СССР и Польши до сих пор ещё ждёт своего настоящего исследователя, который, однако, сразу же столкнётся с главной проблемой – с недостаточностью с обеих сторон корпуса документов, сохранившихся к настоящему времени и отложившихся в архивах. Мы же сегодня остановимся лишь на одном из «авиационных аспектов» Польской кампании Красной Армии 1939 года, а именно – на тогдашних безвозвратных потерях личного состава советской авиации на территории Западной Украины и Западной Белоруссии.
…Первым погибшим в период Второй Мировой войны лётчиком ВВС Красной Армии стал лейтенант Михаил Демьянович Куляко – пилот самолёта-штурмовика Р-5ССС из состава 7-го штурмового авиационного полка ВВС Украинского фронта. В первый же день Польской кампании Красной Армии, 17 сентября 1939 года его самолёт не вернулся из боевого вылета, и судьба машины и лётчика тогда не были точно установлены. «Погиб в воздушном бою», – было указано в персональной карточке М.Д.Куляко, заведённой для «Картотеки безвозвратных потерь РККА в освободительном походе на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии», хранящейся ныне в Российском государственном военном архиве (РГВА, город Москва). Анализируя опубликованные после Второй Мировой войны данные, польские и российские военные историки (и в их числе – автор этих строк) пришли к выводу, что в тот день штурмовик Р-5ССС лейтенанта М.Д.Куляко был сбит в районе Делятина (ныне – посёлок Надворнянского района Ивано-Франковской области Украины) польским истребителем PZL P.11c, который пилотировал подпоручик Тадеуш Коч из 161-й истребительной эскадрильи (Podporucznik pilot Tadeusz Koc, 161 Eskadra Mysliwska Lotnictwa Polskiego). Однако, в этом, интересующем нас боевом эпизоде до сих пор остаётся много неясного, ибо, как, например, пишет о нём польский историк Лукаш Лыдзьба в своей работе «Львовяне против Р-5» (Łukasz Łydżba «Lwowiacy kontra R.5» – «Lotnictwo z Szachownicą», nr 4/2013(50), s.24 – 26), «нет ни официальных документов, ни донесения из первых рук, подтверждающих сбитие того самолёта Т.Кочем, однако, это подтверждает донесение пилота Яна Малиновского и дописки в документы, сделанные Тадеушем Кочем во время войны – несмотря на то, что сам Т.Коч в воспоминаниях, изданных в 2005 году, утверждал, что не стрелял в обнаруженный самолёт». Л.Лыдзьба имеет здесь в виду изданные тогда в канадском Торонто на польском языке воспоминания Тадеуша Коца (тот в эмиграции изменил написание своей фамилии) под названием «Голубое небо и настоящие пули» (Kotz Tadeusz «Blekitne niebo i prawdziwe kule», Toronto, «Ontario Ltd.», 2005), где о данном эпизоде он вспоминает следующее:
«... Мы взлетели через 2 часа. В Станиславове – тихо, немецких танков ещё не было, но я встретил в воздухе старомодный самолёт, похожий на французский «Потэ» Первой Мировой войны, с красными звёздами на крыльях и бортах. «Русский, - подумал я. – Сбить или нет?». Я облетел вокруг него два раза, мне было стыдно сбивать такую немощь, и я оставил его в покое…».
Оставляя на совести 95-летнего ветерана Польских ВВС, летавшего на истребителе PZL P.11с образца 1934 года, эти его слова в адрес советского штурмовика Р-5ССС, принятого на вооружение точно в том же самом году, и рассказ о его «воздушном благородстве», напомним нашим читателям, что именно из того полёта лейтенант Михаил Демьянович Куляко не вернулся, став тем самым первым погибшим в период Второй Мировой войны советским военным лётчиком.
Ещё более непонятной является гибель в тот же самый день, 17 сентября 1939 года другого лётчика – Селина Якова Ивановича. В отличие от лейтенанта Куляко он относился к младшему командному составу (его точное воинское звание в единственном архивном источнике не указано) и был не пилотом самолёта, а стрелком-радистом скоростного бомбардировщика СБ из состава 54-го бомбардировочного авиационного полка 16-й скоростной авиационной бригады ВВС Белорусского фронта. «Погиб в воздушном бою», – так же указано в его персональной карточке всё в той же в «Картотеке безвозвратных потерь РККА в освободительном походе на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии», и всё… Больше никаких упоминаний о гибели 17 сентября 1939 года стрелка-радиста Я.И.Селина в Российском государственном военном архиве нет вообще…
Небоевых же безвозвратных потерь у ВВС Красной Армии осенью 1939-го было, увы, больше, и самой крупной из них стала одновременная катастрофа сразу 4 истребителей И-15 22 сентября 1939 года. Вот как описал её неделю спустя, 29-го числа в своём донесении Командующему ВВС Белорусского фронта комдиву Гусеву начальник Штаба ВВС 4-й армии подполковник Глухов:
«Доношу по поводу гибели четырёх экипажей на с[амолё]тах И-15 лейтенантов тт. [товарищей] Таничкина, Денисова, Моргунова, Зиновьева.
21.9.39 командующим ВВС 4-й армии полковником Гущиным было приказано командиру 35-го ИАП [35-го истребительного авиационного полка] майору Полунину для усиления боевых действий по южной группировке прот[ивни]ка (южнее Кобрин – Городец) перегнать 2 звена лучших экипажей И-15 на аэродром Барановичи. Причём присутствовавший при этом майор Рыбаков лично указал майору Полунину, чтобы он самолично привёл шестёрку И-15 на аэродром Барановичи. 22.9[.1939] в 7.00 6-И-15 и один И-16 при ведущем вр[еменно исполняющем должность] штурмана полка ст[аршем] л[ейтенан]т[е] Раздобудько вылетели с аэродрома Набушево [ныне – территория Слуцкого района Минской области Республики Беларусь] на аэродром Барановичи. Из опроса оставшихся экипажей установлено, что при взлёте с аэродрома Набушево высота облачности была 300 mt [метров], в то время, как в Барановичах высота была 50 - 100 mt [метров] при видимости до 2-х клмтр [километров]. Дойдя до м[естечка] Синявка, группа вошла в сплошной туман. Ведущий группы принял решение вернуться, для чего произвёл левый разворот. Во время разворота 4 экипажа оторвались от ведущего звена и не возвратились на аэродром Набушево. Полагаю, что экипажи лейтенанты тт. [товарищи] Паничкин, Денисов, Моргунов и Зиновьев, производя разворот в сплошном тумане вне видимости земли, врезались с землю и погибли. Сведения, данные Замотом [заместителем командира авиационного отряда], что самолёты были обстреляны с земли, сомнительны. Предполагаю, что во время удара об землю взорвались бензо-баки и в горевших самолётах рвались патроны, что неопытными жителями и красноармейцами было принято за стрельбу. 3 лётчика и один обгоревший лётчик похоронены в районе с[ела] Синявка.
Виновником в данном тяжёлом происшествии считаю командира полка майора Полунина, который безответственно отнёсся к организации перелёта группы при явно неблагополучных метеоусловиях. Допустил поспешность в высылке группы И-15 в Барановичи, когда как при неблагоприятных метеоусловиях в этом нужды не было. Не выполнил указаний К[оманди]ра [авиационной] бригады майора Рыбакова [лично] привести группу в Барановичи. Штурман полка ст[арший] л[ейтенан]т Раздобудько, видя впереди сплошной туман, не принял своевременного решения вернуться на аэродром Набушево или Н[ово-]Гудков.
К[оманди]р эскадрилии капитан Гусаров, будучи в составе этой группы, также не принял мер к своевременному возвращению, а остался безынициативным рядовым лётчиком.
При отсутствии связи Н[ово-]Гудков – Набушево с Барановичами Полунин должен был произвести разведку погоды и просить разрешения на вылет, чего он не сделал».
В документе погибшие лётчики названы только по фамилиям, причём в одном случае даются два различных её написания – Паничкин и Таничкин. Проведённый нами дальнейший архивный поиск позволил точно установить имена всех 4 погибших и их персональные данные:
- Денисов Николай Ефимович – работал на Саратовском государственном котельном заводе «Универсал» и проживал в его общежитии («родителей не имеет») в городе Саратов, ныне – одноимённой области Российской Федерации. Как лейтенант штурман авиационной эскадрилии 35-го истребительного авиационного полка Военно-Воздушных Сил 4-й армии Белорусского фронта 22.09.1939 «погиб в авиационной катастрофе»,
- Зиновьев Василий Степанович – родился в 1914 году. Проживал по адресу: РСФСР, Ленинград-95, проспект Стачек, дом 108А, квартира 15. Как лейтенант старший лётчик авиационной эскадрилии 35-го истребительного авиационного полка Военно-Воздушных Сил 4-й армии Белорусского фронта 22.09.1939 «погиб в авиационной катастрофе»,
- Моргунов Михаил Павлович – родился 25.11.1914 и проживал в селе Большая Грибановка, ныне – посёлок Грибановский одноимённых городского поселения и района Воронежской области Российской Федерации. Призван Грибановским районным военным комиссариатом. Как лейтенант командир авиационного звена 35-го истребительного авиационного полка Военно-Воздушных Сил 4-й армии Белорусского фронта 22.09.1939 «погиб в авиационной катастрофе»,
- Паничкин Александр Сергеевич – проживал по адресу: РСФСР, Воронежская область, Липецкий район, город Липецк, улица Одноличка, дом 4. Как лейтенант начальник связи авиационной эскадрилии 35-го истребительного авиационного полка Военно-Воздушных Сил 4-й армии Белорусского фронта 22.09.1939 «погиб в авиационной катастрофе».
3 октября 1939 года помощник начальника Штаба 55-й стрелковой дивизии майор Заварина и начальник её 4-й части капитан Дулькейт секретным письмом за № 4/0110 начальнику 2-го отдела Штаба 4-й армии сообщили следующую информацию:
«Фамилии погибших лётчиков частей ВВС РККА на самолётах № 4489 и 4513 (см. н[аши] донесение и отношение от 1.10.[1939]) не известны. Похоронены они на видных местах:
1) севернее Дубище ¼ км., что 9 км. южнее Ляховичи,
2) в районе выс[оты с отметкой] 96,1, что 1 ¾ км. с[еверо-]в[осточнее] Тальминовичи».
Таким образом, стало ясно, что самолёты погибли в одном районе, но в относительно далеко расположенных друг от друга местах (ныне это – «пограничные» территории Брестской и Минской областей Республики Беларусь). Дальнейший архивный поиск подтвердил это, так как в ходе него удалось установить точные места падения каждой машины:
- И-15 лейтенанта Денисова - «Р[айон]н местности Синявка, юго-восточнее 1 км. д[еревни] Тальминовичи»,
- И-15 лейтенанта Зиновьева – «Юж[нее] дер[евни] Тальмимновичи 2 клм. в лес»,
- И-15 лейтенанта Моргунова - «Р[айон]н местности Синявка, в лесу, сев[ернее] шоссе[,] з[ападнее] Грудские»,
- И-15 лейтенанта Паничкина – «Р[айон]н местности Синявка, в лесу, что сев[ернее] Ниски, южн[ее] дороги».
В тех же документах мы нашли упоминания о том, где был похоронен каждый из 4 погибших лётчиков, и была ли как-то специально обозначена его могила:
- лейтенант Н.Е.Денисов – похоронен в деревне Городище, могила никак не обозначена, но «местные жители знают»,
- лейтенант В.С.Зиновьев – похоронен «южнее фольварка Синявка на пашне», могила никак не обозначена, но «местные жители знают»,
- лейтенант М.П.Моргунов – похоронен «на кургане» у деревни Городище, на могиле установлена табличка с надписью «Погиб от бандитской руки»,
- лейтенант А.С.Паничкин – похоронен в деревне Дубище «около белого дома под липой», могила никак не обозначена.
При послевоенном «укрупнении» военных захоронений прах лейтенанта М.П.Моргунова был перенесён, участок новой могилы размером 2 на 1,5 метра был обнесён металлической оградой, а в 1967 году здесь был установлен мраморный памятник с текстом: «Здесь похоронен / военный лётчик / капитан / Моргунов / Михаил Павлович / Родился 25.XI.1914 г. / Погиб 22.IX.1939 г. / Вечная / память и слава / верному сыну / нашей Родины» (почему на памятнике воинское звание М.П.Моргунова указано как «капитан», а не как «лейтенант», каковое он носил на самом деле, нам неизвестно). Официальными шефами захоронения считались племзавод «Гончаровский» и Медведичская средняя школа. Никак же не обозначенные в своё время могилы трёх остальных погибших лётчиков ныне, увы, утрачены… Все они четверо увековечены в 1-м томе Книги Памяти Российской Федерации, а Николай Ефимович Денисов – ещё и в 19-м томе Книги Памяти Саратовской области. Не настало ли время увековечить имена их всех, хотя бы и символически, на могиле их боевого товарища в Медведичах?..
Всего, таким образом, в ходе Польской кампании 1939 года ВВС Красной Армии потеряли 6 лётчиков – пятерых пилотов самолётов и одного стрелка-радиста. Потерь же в наземном составе у советской авиации тогда оказалось больше…
Первым, 24 сентября 1939 года погиб – по неуказанной в сохранившихся документах причине – старший политрук 3-го лёгкого штурмового авиационного полка 51-й авиационной бригады Военно-Воздушных Сил Украинского фронта Балабаев Архип Власович. Он был похоронен «на кладбище в городе Изяславле», ныне это – Изяслав Шепетовского района Хмельницкой области Украины.
Спустя три дня, 27 сентября 1939 года «в результате несчастного случая при следовании эшелона на железной дороге Барановичи – Брест» погиб красноармеец шофёр 130-й авиационной базы ВВС 4-й армии Белорусского фронта Грачёв Иван Павлович (родился в 1915 году и проживал по адресу: РСФСР, Московская область, город Перово, Советская улица, дом 11, квартира 4). Известно, что он был похоронен «на кладбище в городе Бресте … могила не отмечена».
Наиболее же массовая гибель советских авиаторов в ходе Польской кампании Красной Армии была отмечена 10 октября 1939 года, когда «в автодорожной катастрофе (столкновение с поездом на перегоне Лида – Неман)» погибло сразу 9 военнослужащих 1008-го головного авиационного склада ВВС Белорусского фронта:
- техник-интендант 2-го ранга запаса Слобода Илья Петрович (родился в 1912 году в деревне Королёво, ныне – Освейского сельского совета Верхнедвинского района Витебской области Республики Беларусь. Проживал с женой по адресу: БССР, Витебская область, посёлок Освея, Себежская улица, дом 18/36. Призван в 09.1939 из запаса на учебные сборы Освейским районным военным комиссариатом),
- воентехник 2-го ранга запаса радиотехник Сорокин Александр Евстафьевич (родился в 1918 году в деревне Огрызково, ныне – несуществующий населённый пункт на территории Тумановского сельского поселения Вяземского района Смоленской области Российской Федерации. Призван в 09.1939 из запаса на учебные сборы Тумановским районным военным комиссариатом Смоленской области РСФСР),
- младший командир командир отделения Евстафьев Василий Захарович (родился в 1907 году в деревне Золотовичи, ныне – Валявковского сельского совета Дубровенского района Витебской области Республики Беларусь. Служил командир взвода Военизированной охраны Главного Управления шоссейно-дорожного строительства НКВД СССР и проживал с женой Евстафьевой Антониной Дмитриевной по адресу: БССР, Витебская область, Оршанский район, город Орша, Советская улица, дом 151 (по состоянию на 1951 год жена проживала в туберкулёзном санатории «Сосновка», ныне – в одноимённой деревне Новкинского сельского совета Витебских района и области Республики Беларусь). Призван в ряды Красной Армии 01.10.1939 Оршанским районным военным комиссариатом Витебской области БССР),
- красноармеец Андрианов Николай Тимофеевич (родился в 1899 году в городе Орёл, ныне – одноимённой области Российской Федерации. Проживал с женой по адресу: РСФСР, Орловская область, Дятьковский район, посёлок Бытошь, Интернациональная улица, дом 25. Призван в 09.1939 из запаса на учебные сборы Дятьковским районным военным комиссариатом),
- красноармеец Исаев Сергей Фёдорович (родился в 1915 году в селе Волынщина, ныне – Безводовского сельского поселения Кузоватовского района Ульяновской области Российской Федерации. Проживал с отцом Исаевым Фёдором Афанасьевичем там же. Призван в 1937 году Кузоватовским районным военным комиссариатом),
- красноармеец Кайсин Тимофей Семёнович (родился в 1916 году в деревне Березник, ныне – Октябрьского сельского поселения Зуевского района Кировской области Российской Федерации. Призван Зуевским районным военным комиссариатом),
- красноармеец Кислицын Иван Семёнович (родился в 1915 году в деревне Костичи, ныне – нежилой населённый пункт на территории Корминского сельского поселения Арбажского района Кировской области Российской Федерации. Призван Арбажским районным военным комиссариатом),
- красноармеец Кочергов Иван Васильевич (родился в 1916 году в селе Янгужинский Майдан, ныне – несуществующий населённый пункт на территории Инсарского района Республики Мордовия Российской Федерации (жена Кочергова Прасковья Никитьевна проживала там же). Призван Ижевским городским военным комиссариатом Удмуртской АССР РСФСР),
- красноармеец Хижняк Иван Павлович (родился в 1909 году в посёлке Ново-Борисов, ныне – территория города Борисов одноимённого района Минской области Республики Беларусь. Проживал с женой по адресу: БССР, Витебская область, Чашникский район, местечко Чашники, Ленинская улица, дом 47. Призван в 09.1939 из запаса на учебные сборы Чашнинским районным военным комиссариатом).
Таким образом, в ходе Польского похода 1939 года безвозвратные потери ВВС Красной Армии составили в целом 17 военнослужащих, включая 6 лётчиков (из них – пятеро пилотов самолётов и один стрелок-радист), 1 авиационного политработника и 10 человек наземного персонала (включая 2 лиц технического командного состава, 1 среднего командира и 7 рядовых красноармейцев). Их имена открыли многотысячный мартиролог советской военной авиации 1939 – 1945 годов…
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Аватар пользователя
Константин Стрельбицкий
 
Сообщений: 1154
Зарегистрирован: 19 окт 2015, 19:56
Откуда: Москва
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.

Вернуться в Авиация

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron