80 лет назад - полёты на остров Даго

Модератор: Илья Геннадьевич Прокофьев

80 лет назад - полёты на остров Даго

Сообщение Константин Стрельбицкий » 18 янв 2021, 15:23

Уважаемые коллеги, история предлагаемого Вашему вниманию ниже моего материала такова.
В 2000 году мне впервые удалось весьма плодотворно поработать с документами ведомственного архива «Росавиации». За исследовательской работой там меня застал тогдашний главный редактор газеты «Воздушный транспорт» и предложил мне «что-нибудь» для них по этим документам написать. Я и написал в 2001 году «нижеследующее» и передал в его редакцию. После чего от него прозвучал ответ: «То, что Вы написали, не может представлять никакого интереса для наших читателей!», но – «Мы оставим это в архиве редакции на всякий случай»… «Всякий случай» представился скоро: как мне сообщили коллеги-«авиаторы», этот материал был опубликован под псевдонимом тогдашнего главного редактора и в его редакции текста. Точную ссылку на номер дать не могу, так как меня подобная «реинкарнация» моей работы не заинтересовала...
Сегодня я предлагаю свой оригинальный текст рукописи таким, каким он был подготовлен мной в 2001 году, но в соответствии с «актуальной хронологией» и минимальными правками "на сегодняшний день".

2001 – 2021 © К.Б.Стрельбицкий

80 ЛЕТ НАЗАД: ПОЛЁТЫ НА ОСТРОВ ДАГО – ЗАБЫТАЯ ВОЕННАЯ ОПЕРАЦИЯ ЛЁТЧИКОВ АЭРОФЛОТА

«...Просим вас оказать помощь Даго: выслать пулемётов, миномётов и боезапас, отправив всё на «Дугласах», - сообщало осенью 1941 года командование Краснознамённого Балтийского флота в Москву.
Даго – это название одного из крупных островов в Балтийском море у побережья Эстонии, входящего в состав Моонзундского архипелага. Осенью нынешнего года году исполняется 80 лет героической обороне советскими воинами островов Моонзунда. Ровно 4 месяца – с первого дня Великой Отечественной и почти до самого конца октября 1941-го – советские защитники архипелага до последнего вели бои с противником. Наряду с военными моряками, пехотинцами и пограничниками в этой борьбе приняли участие лётчики советской гражданской авиации, о чём и пойдёт ниже рассказ.
1 октября 1941 года приказом по Авиагруппе Особого Назначения (она была создана с началом войны в системе Главного Управления Гражданского Воздушного флота – ГУ ГВФ) был создан так называемый «Особый Отряд». Первоначально его задачей было выполнение транспортных полётов на главный остров Моонзундского архипелага – Эзель – и вывоз оттуда раненых. Однако в распоряжении его защитников к этому времени имелась лишь небольшая взлётно-посадочная площадка, пригодная только для истребителей, и на Эзель летали лишь морские ближние разведчики МБР-2 ВВС Краснознамённого Балтийского флота – гидросамолёты-летающие лодки, способные приводняться у самого берега острова. К тому же общая военная обстановка на острове постоянно изменялась не в пользу его защитников, и полёты сюда с «Большой земли» вскоре пришлось совсем прекратить...
Но в руках моонзундцев оставался второй по величине остров архипелага – Даго, значение которого было не менее важным. Вместе с расположенным на другом берегу Финского залива полуостровом Ханко, территория которого была арендована Советским Союзом у Финляндии, защитники Даго закрывали огнём своих дальнобойных морских орудий вход в залив кораблям противника. Пока Даго оставался в советских руках, немецкий флот даже не мог планировать свой прорыв в Финский залив – к главной базе Краснознамённого Балтийского флота Кронштадту и к самому Ленинграду. Поэтому обороне этого острова советское командование придавало большое значение.
Все советские части на Даго – моряки, пехотинцы, пограничники – были объединены в так называемый Северный укреплённый сектор Береговой обороны Балтийского района Краснознамённого Балтийского флота (СУС БОБР КБФ). Готовясь к предстоящим тяжёлым оборонительным боям, его командование произвело оценку своих ресурсов и пришло к выводу об острой нехватке расходуемых с первых дней войны различных боеприпасов и самих средств борьбы (особенно – станковых и зенитных пулемётов), подходили к концу запасы жидкого топлива и продовольствия. Местные ресурсы были полностью исчерпаны, и теперь всё это можно было получить только с «Большой земли». Вместе с тем, на острове начали скапливаться раненые, постоянно эвакуируемые сюда с других островов архипелага – Эзель и Вормси, бои на которых шли с начала сентября, а так же с материкового побережья Эстонии, куда гарнизон Даго высадил свой десант ещё в августе. Финский залив был буквально засыпан немцами и финнами морскими минами заграждения, и о посылке на Даго грузовых транспортов и боевых кораблей из Кронштадта не могло быть и речи. Оставался единственный путь – воздушный. Немногочисленные транспортные самолёты ВВС Красной Армии и Военно-Морского Флота были полностью заняты снабжением Ленинграда, уже находившегося во вражеской блокаде, и тогда к полётам на Даго были привлечены гражданские лётчики.
Особый отряд возглавил 27-летний командир корабля пилот 1-го класса Алексей Алексеевич Васильев, обладатель почётных значков «Отличник Аэрофлота» и за налёт 100, 300, 500 и 1000 тысяч километров. Его заместителем по политической части – военным комиссаром отряда был назначен 31-летний командир корабля Роман Александрович Хосаев, кавалер ордена «15 лет Казахстану», участник недавней «Зимней войны» с Финляндией. В составе отряда были ещё два командира воздушных кораблей - 29-летний пилот 1-го класса Василий Иванович Шутов и 28-летний пилот 2-го класса Василий Семёнович Литвинов – кавалер ордена Красной Звезды, полученного им за участие в войне с Финляндией.
Для выполнения полётов на Даго Особому отряду были выделены 4 транспортных самолёта марки «ПС-84». Это название расшифровывалось как «Пассажирский самолёт производства завода № 84» и являлось официальным советским лицензионным обозначением американской машины «Douglas DC.3». С 1942 года эти машины именовались у нас в стране официально «Ли-2», а в просторечии, «по-американски» - «дугласами». В пассажирском варианте ПС-84 мог принять на борт 21 человека, а в транспортном - почти 3 тонны грузов. Максимальная скорость самолёта составляла 320 км/ч, практический потолок – 5600 метров. Дальность полёта командированных в Особый отряд машин этого типа была определена в 1,5 тысячи километров, что позволяло долететь до Даго и без дозаправки там вернуться обратно на «Большую землю».
Сам командир группы А.А.Васильев возглавлял экипаж самолёта с регистрационным номером «Л3434», его военком Р.А.Хосаев летал на борту «Л3419», В.И.Шутов был командиром воздушного корабля «Л3485», а В.С.Литвинов - «Л3937». Штатный экипаж гражданского, невооружённого «дугласа», каковыми и были машины «Особого Отряда», состоял из 4 человек – командира корабля, штурмана-второго пилота, бортмеханика и бортрадиста, но для полётов на Даго к каждому самолёту прикомандировывался опытный штурман из ВВС Краснознамённого Балтийского флота, прекрасно знавший нужный морской район.
Когда все откомандированные в Особый отряд машины с экипажами прибыли на Комендантский аэродром в Ленинграде, откуда им предстояло совершать полёты на Даго, командование Авиагруппы Особого Назначения доложило о готовности к началу операции. Утром 4 октября 1941 года на стол члена Военного Совета Ленинградского фронта Секретаря ЦК ВКП(б) А.А.Жданова в Смольном легло донесение следующего содержания:
«В соответствии с полученным заданием об организации полётов на острова Эзель и Даго для эвакуации раненых, доношу, что для этой цели командованием Аэрофлота выделены и подготовлены к выполнению следующие экипажи:
1) Экипаж самолёта ПС-84 - Л 3434 в составе командира корабля, пилота 1-го класса, кандидата ВКП(б) тов.Васильева, отличника Аэрофлота, награждённого значком за безаварийный налёт 1.000.000 километр. Тов.Васильев имеет общий налёт 6.500 часов, в том числе 200 часов ночных.
2) Экипаж самолёта ПС-84 - Л 3937 в составе командира корабля тов.Литвинова, пилота 2-го класса, дважды орденоносца. Тов.Литвинов имеет общий налёт около 3.500 часов, в том числе 250 часов ночных.
В состав указанных экипажей включены штурмана ВВС КБФ тт.Салата и Агафонов, имеющие опыт полётов в предназначенных районах.
Самолёты ПС-84 располагают радиусом действия в 1.500 килом. с запасом горючего на 7 час.30 мин.
Маршрут полётов разработан и согласован с ВВС КБФ.
Прошу Вашего разрешения на вылет в ночь с 4 на 5-е октября 1941 г.»
На оригинале этого документа, ныне отложившегося ныне в фонде ГУ ГВФ в Российском государственном архиве экономики (РГАЭ) в Москве, можно разобрать карандашную резолюцию Жданова, состоящую всего из одного слова - «Разрешить».
В тот же вечер полёты на Моонзунд начались. Вот как описывался уже после войны первый полёт лётчиков «Особого Отряда» на Даго:
« ... Глубокой ночью первым вырулил на старт воздушный корабль лётчика-коммуниста А.А.Васильева. За ним поднялся самолёт В.С.Литвинова. Шли в облаках. Нижняя граница их часто освещалась разрывами зенитных снарядов. Поднялись выше. Экипажи точно вели счисление по пути, идя по приборам, так как знали, что если преждевременно или позже, чем следует, пробьют облачность, то попадут под обстрел зенитных батарей. Наконец, снизили машины к водам Балтики. Внизу показались два острова. На одном из них вспыхнули зелёные ракеты, давая знак посадки. Лётчики насторожились, изучая конфигурацию острова. Быть может на нём неприятель? Подошли к соседнему острову. Тогда с первого острова открылась орудийная стрельба. Значит, второй остров и есть остров Даго. Экипажи настойчиво летали над ним, ожидая условного сигнала. Вскоре высветилась буква «С», составленная из керосиновых фонарей. Это и был условленный заранее сигнал. Васильев посадил свой самолёт на маленький «пятачок», окружённый лесом. Сдав груз морякам и забрав на борт раненых бойцов, женщин и детей, пилот вылетел в обратный путь». Добавим к этому, что протяжённость трассы Ленинград – Даго составляла около 500 километров «в один конец», столько же требовалось преодолеть для возвращения в Ленинград.
Окружившие остров Даго с моря и суши немцы и финны прекрасно понимали, что помощь его защитникам с «Большой земли» может быть оказана только по воздуху, и поэтому бросили на противодействие советским транспортным самолётам значительные силы. На всём протяжении маршрута их полёта от Ленинграда до Даго противник сосредоточил наземные зенитные средства и истребительную авиацию. Большая насыщенность вражеской зенитной артиллерией особенно линии советско-германского фронта и значительная активность его истребительной авиации делали каждый полёт наших самолётов опасным и рискованным. В такой сложной обстановке полёты можно было производить только ночью. При этом практически весь путь предстояло лететь над морем в узком коридоре Финского залива, который простреливался с двух сторон немецкими и финскими зенитными батареями и контролировался их авиацией. И если зенитный огонь с берега не перекрывал полностью всю акваторию Финского залива, то вражеская истребительная авиация подобных ограничений практически не имела. Это смог почувствовать на себе экипаж самолёта «Л-3485», который при полёте над морем на Даго был атакован парой немецких истребителей. Один из них открыл по невооружённому «Дугласу» огонь из бортового оружия, но командир корабля пилот Шутов умелыми маневрами вывел его из-под огня и смог уйти от врага. Кроме того, пилоты летавших на Даго ПС-84 шли на хитрости: они добивались такой асинхронности оборотов обеих двигателей, что их воющие звуки становились похожими на работу двигателей немецких пикирующих бомбардировщиков «Юнкерс-88», а ещё вводили в заблуждение вражеских наземных воздушных наблюдателей так же немецкими опознавательными сигналами ракетами.
На острове Даго имелись два подготовленных к использованию военных аэродрома – Кейно и Валли, которые предоставлялись командованием Северного сектора для посадки самолётов с «Большой земли» поочерёдно. Это делалось в целях сохранения транспортных самолётов от атак немецких истребителей при заходе на посадку и во время стоянки на острове, а так же для введения в заблуждение немецкой разведки и её «пятой колонны» из местного эстонского населения. Архивные документы сохранили имена тех, кто обеспечивал на Даго приём самолётов с «Большой земли». Ещё в начале октября с острова Эзель сюда был специально послан с задачей «подготовить аэродром для приёма авиации» начальник Политического отдела Береговой обороны полковой комиссар Лаврентий Егорович Копнов. Обороной подступов к аэродромам руководил лично начальник сухопутной обороны Северного сектора майор Павел Степанович Фиронов. В его распоряжении находились 1-й батальон 156-го стрелкового полка майора Александра Борисовича Столярова и две морские роты 33-го отдельного инженерного батальона лейтенантов Найдёнова и Сокерина. Эти части оставили район аэродромов только по приказу командования Северного сектора лишь в ночь на 16 октября, после того как с Даго взлетел последний ПС-84…
…На острове была разработана следующая схема приёмки самолётов с «Большой земли». Их появление ожидалось над Даго примерно в 21 час, и к этому времени защитники острова включали на одном из готовых принять «дугласы» аэродромов мощный морской прожектор, направив его луч вертикально вверх, в зенит. По этому «световому столбу», работавшему с перерывами и лишь ограниченное время, и должен был сориентироваться подходивший к Даго пилот ПС-84. Появившись над аэродромом на бреющем полёте, он зажигал на время бортовые огни самолёта и подавал условный сигнал красной и белой ракетами. Тогда на земле зажигался уже упомянутый ответный знак, и только после этого «дуглас» шёл на посадку. На межполётный отдых экипажа, разгрузку и загрузку самолёта отводилось несколько следующих часов, и примерно в 3 часа ночи самолёт взлетал и брал курс обратно на Ленинград.
В «Журнале боевых действий» Северного сектора сохранились записи о прилётах самолётов с «Большой земли». Обратимся для примера ко второму дню полётов Особого отряда – 5 октября 1941 года, когда из Ленинграда на Даго прилетело сразу 3 машины. Вот что мы сможем прочитать в этом архивном документе:
«21.10. Слышен шум авиамотора.
21.13. Дан луч прожектора по зениту.
21.15. Оперативный дежурный приказал встретить самолёт.
21.17. Самолёт сбросил красную ракету.
21.18. Над городом Кердля прошёл второй самолёт на бреющем полёте.
21.20. Идёт третий самолёт, на котором был включён свет в течение 3 минут.
21.25. Вновь дан прожектор по зениту. Над аэродромом ходят 2 самолёта, которые выпустили красные и белые ракеты.
21.30. На аэродром приземлились 3 наших самолёта.
23.00. По сообщению начальника Санитарной службы Северного сектора военврача 2-го ранга В.И.Лаптухина 2 автомашины с ранеными вышли из госпиталя Кердля к аэродрому Валли.
03.15. 3 самолёта «Дуглас» поднялись с аэродрома Валли в воздух для следования в Ленинград. На бортах самолётов находятся: раненых – 37 человек, жён командиров – 5, шифровальщиков – 4».
С прибывавших на Даго с «Большой земли» самолётов выгружались боеприпасы различного калибра и вооружение. Так только один ПС-84 в ночь с 8 на 9 октября в числе своего груза доставил на остров сразу 12 станковых пулемётов «Максим», уже через несколько дней столь пригодившихся при отражении высадки немецкого морского десанта. Кроме того, лётчики прибывающих на остров «Дугласов» сливали в приготовленные на аэродромах ёмкости часть своего бензина, создавая, таким образом, отсутствовавший на Даго «НЗ» авиационного топлива. Всего лётчики Особого отряда доставили в октябре 1941 года на Даго почти 16 тонн необходимых его защитникам грузов – 11,2 тонн боеприпасов и оружия, 1,6 тонн горючего и 3 тонны продовольствия.
Обратными рейсами ПС-84 вывезли с острова на «Большую землю» 180 человек – в основном, раненых защитников Моонзунда, а так же сопровождающих их женщин – членов офицерских семей и отдельных лиц, подлежащих немедленной эвакуации в тыл. Так 7 октября на «дугласе» покинул остров организатор и руководитель обороны Моонзунда генерал-лейтенант береговой службы Алексей Борисович Елисеев, за ним в Ленинград был эвакуирован его заместитель по политической части дивизионный комиссар Гавриил Фёдорович Зайцев. С собой на «Большую землю» они смогли вывезти часть оперативных документов Береговой обороны Балтийского района, ставших поистине бесценными для всех поколений послевоенных историков обороны Моонзунда…
…12 октября немцы начали давно ожидавшуюся высадку морского десанта на Даго. Даже начало боевых действий непосредственно на самом острове не остановило полётов сюда самолётов Особого отряда. Лишь на четвёртые сутки тяжёлых боёв на острове, в ночь с 15 на 16 октября последний «дуглас» покинул аэродром Кейно, уже с трудом удерживавшийся его защитниками от атак превосходящих немецких сил. Операция по снабжению острова Даго завершилась. Всего за 13 фактических суток её выполнения лётчики Особого отряда выполнили 9 полётов по маршруту Ленинград – остров Даго – Ленинград. Экипажи Васильева и Шутова выполнили по три полёта, Литвинова – два, Хосаева – один. При этом их общий налёт составил 90 часов.
«Все задания выполнялись на отлично и без всяких потерь», - был сделан вывод командованием о данной операции. Военный Совет Ленинградского фронта, которому был подчинён Особый отряд, представил к различным наградам (от боевых медалей до ордена Ленина и звания Героя Советского Союза!) всех непосредственных участников полётов на Даго. Вчитаемся в хранящиеся ныне в архиве пожелтевшие страницы наградных листов на командиров воздушных кораблей: «При выполнении этой операции образцы доблести, геройства и мужества проявил пилот Васильев, который, невзирая ни на какие препятствия, всегда доходил к цели и выполнял задание. ... Товарищ Шутов все задания выполнил отлично. ... Хосаев все задания выполнял только на отлично. ...». Но в то суровое время боевые награды давали скупо, и в результате все участники полётов на остров Даго получили лишь благодарности от командования фронтом. Ордена и медали у этих лётчиков были ещё впереди...
…В последние годы стали гораздо меньше вспоминать о тех страницах Великой Отечественной, которые описывают бои на территории не России, а бывших «братских союзных республик», ныне - «независимых государств ближнего зарубежья». Что уж тут говорить о когда-то Советской Прибалтике, о эстонском Моонзундском архипелаге и об одном его остров - Даго, который теперь и именуется-то по-другому – Хийумаа. Таким «забывчивым» историкам минувшей войны стоит вспомнить её полное название - «Великая Отечественная война Советского народа». В ней все граждане великой державы независимо от национальности защищали всю территорию тогдашнего Советского Союза. В этой, тяжелейшей в отечественной истории войне принимали участие люди всех профессий и специальностей, и в их числе – лётчики советской гражданской авиации. Об одной из маленьких страничек их участия в минувшей войне и рассказал сегодня своим читателям автор этих строк...

Автор выражает благодарность заведующей архивом «Росавиации» Наталье Ильиничне Демиденко за помощь в подборе необходимых архивных документов и ветерану военно-морской авиации, Заслуженному лётчику-испытателю Российской Федерации Александру Васильевичу Махалину (1946 – 2017) за оказанные профессиональные консультации в процессе написания данной статьи.
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Аватар пользователя
Константин Стрельбицкий
 
Сообщений: 1154
Зарегистрирован: 19 окт 2015, 19:56
Откуда: Москва
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.

Вернуться в Авиация

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron